1news.az

Российская газета опубликовала статью о сумгайытских событиях

25 Февраля, 2020 в 16:20 ~ 25 минут на чтение 1607
Российская газета опубликовала статью о сумгайытских событиях

В «Независимой газете» опубликована статья «Сумгаитская трагедия. С чего начиналось и как это было. По архивным документам КГБ СССР и Азербайджана».

Автор статьи - Лев Аскеров, член Союза журналистов СССР, член Союзов писателей СССР и Азербайджана, бывший собкор газеты «Известия» по Азербайджану, собкор газеты «Труд» по Азербайджану и Дагестану.

Представляем вниманию читателей выдержки из статьи, с полной версией которой можно ознакомиться по ссылке:

«…А теперь к фактам, связанным непосредственно с сумгаитским погромом.

Вскоре после этих печальных событий – я тогда работал корреспондентом еженедельника «Союз» – приложения к газете «Известия», ко мне обратился один из старейших журналистов Азербайджана, главный редактор городской газеты «Сумгаитский коммунист» Рафаил Шик, и попросил опубликовать в «Союзе» его материал, раскрывавший подноготную сумгаитской трагедии. Как выяснилось, напечатать статью в своей газете Шику не разрешило партийное руководство города.

Однако и мое московское начальство публиковать материал Шика также отказалось. Дескать, все случившееся в Сумгаите Кремль и лично Михаил Сергеевич Горбачев видят и объясняют в совершенно ином ключе, а посему верни текст автору и больше в эту тему не ввязывайся.

Отказ москвичей опубликовать материал Шика не столько расстроил меня, сколько разозлил. О событиях в Сумгаите тогда много писали и, как правило, в одном ключе: азербайджанские националисты отыгрались за потерю Нагорного Карабах на армянских жителях города и учинили над ними кровавую резню.

Шик же приводил факты, которые в корне меняли картину трагедии, сложившуюся в советском обществе, однако публиковать ее никто не решался. Единственное, что я мог тогда сделать для Рафаила Шика, – это записать его рассказ очевидца сумгаитских событий.

Вот он:

«…Как редактор городской партийной газеты, я знал, что поздней ночью, едва ли не под самое утро, на Сабунчинский вокзал в Баку прибывает пассажирский поезд с беженцами из Армении, и в вагоне-холодильнике везут 52 трупа азербайджанцев, убитых в Армении. Мне также было известно, что родственники шестерых погибших проживают в Сумгаите. Об этом на экстренно созванном бюро горкома партии нам сообщил под большим секретом первый секретарь Сумгаитского горкома партии Джангир Муслим-заде.

– Вам, товарищ Шик, – сурово наставлял первый секретарь, – писать об этом не нужно. Ограничьтесь обычными траурными объявлениями от семей, соболезнованиями друзей и близких. Все должно быть как обычно. Это касается всех присутствующих…

Муслим-заде сделал паузу, а потом поднял с места начальника горотдела милиции Ханлара Халилова.

– Вам, полковник, следить за общественным порядком особо не придется – этим займутся военнослужащие Бакинского округа ПВО. Таково указание сверху, из ЦК… Перед самым началом бюро мне позвонил командующий округом, генерал Зайцев, и предупредил, чтобы помех военным патрулям в Сумгаите не чинилось…

Вернувшись в редакцию, я дал задание корреспонденту срочно выехать в Баку, встретить поезд из Еревана, сделать несколько снимков и, если получится, переговорить с беженцами.

Где-то за полночь он позвонил мне домой и сообщил, что выполнить задание не может – Сабунчинский вокзал плотно оцеплен солдатами, к перрону никого не подпускают…

Утром, за завтраком, я услышал странный шум, доносившийся из подъезда. Открыв дверь, я увидел лежащий на полу конверт, в котором обнаружил несколько фотографий и сложенную листовку с набранным крупным типографским шрифтом текстом на русском и азербайджанском – «Будь патриотом, проводи в последний путь людей, безвинно казненных армянами!». И только потом я внимательно рассмотрел снимки. Жуткие, доложу я вам, и сделанные явно профессионалом. На одном изображен мужчина с выколотыми глазами, от горла до паха горелкой выжжен крест, на другом – молодая женщина. Одна грудь отсечена, вторая болтается, словно подвешенная на нитках. Из влагалища торчит горлышко бутылки. Следующий снимок – лицо старика, рассеченное ножом накрест. Потом фотография пацана лет 17 с отрубленными гениталиями и кистями рук – как мне объяснили, у этого паренька был роман с армянской девушкой. На других фотографиях были запечатлены 40-летний мужчина из села Советашен, что под Ереваном, расплющенный катком асфальтоукладчика, старушка из Ленинакана с порванным ртом, обезглавленный мальчик из Кировакана…

Как профессионал я не мог не обратить внимания на фон и отдельные детали фотографий. Судя по всему, они были сделаны не в вагоне ереванского поезда и не на вокзале в Баку, а загодя, на месте совершения этих жутких актов вандализма. Помню, меня тогда затошнило. А тут еще с верхнего этажа два санитара и врач спускали на носилках мою соседку, Валиду Асадову. Спрашиваю:

– Что случилось?

– По признакам инфаркт, – ответил врач, пропуская вперед санитаров. – Какой-то мерзавец положил под двери жильцов эти снимки, вот ее сердце не выдержало… У нас это уже третий вызов, и все из-за подброшенных конвертов. Чуть ли не по всему городу разбросали, сволочи!..

Услышанное не могло не встревожить. Я тут же соединился с первым секретарем и сказал, что страшные снимки и текст с призывом к патриотам, набранный и напечатанный к тому же явно не в единственной на весь Сумгаит типографии, попахивают опасным подстрекательством.

– Вы не единственный, кто докладывает мне об этом, – ответил Муслим-заде. – Кстати, председатель исполкома, как и вы, считает, что это чья-то злонамеренная провокация. А вот полковник Ярмоленко, представитель округа ПВО – он, кстати, слушает сейчас наш разговор, – уверяет, что у него все под контролем. Именно это он и доложил в ЦК партии…

Как выяснилось позднее, Ярмоленко лгал самым беззастенчивым образом! Никто и ничего в городе не контролировал. Обещанных патрулей, которым, по указанию сверху, милиция не должна была мешать, я не видел. Во всяком случае, в тех местах, где сквозь дикий рев толпы прорывались отчаянные крики о помощи. А потом полковник Ярмоленко таинственным образом исчез. А летающие на низкой высоте армейские вертолеты словно подливали масло в буйство толпы – завидя их, погромщики как по команде взрывались туземным визгом. Позже стало известно, что из «вертушек» велась киносъемка погромов. Кем-то она велась и прямо из толпы…

Все началось с кладбища, на которое я проследовал вместе с похоронной процессией, проходившей мимо редакции. Зрелище было то еще!.. Наэлектризованные, агрессивно настроенные люди то и дело вливались в общую толпу. Конверты с призывом и фотографиями делали свое дело. Кто-то исподтишка и очень профессионально подводил ситуацию к критической точке…

У четырех свежевырытых могил стояли четыре муллы и, уткнувшись в зеленые книжицы, жалобно тянули заупокойные молитвы. Я стоял метрах в пяти от одного из них. И тут из задних рядов, расталкивая людей, к лежащим у ног мулл носилкам с покойниками прорывается какой-то человек и истошно вопит:

– Правоверные! Братья-мусульмане! Армянские гады нас рвут, жгут, грабят, выгоняют из домов… А мы молчим!

– Ты прав, Ибрагим, прав! – в унисон подхватывает другой, проталкиваясь к могилам с противоположной стороны. – Мы что, не мужчины?! Мы что, не можем постоять за себя?!

– Армяне гонят нас из своего дома, а сами здесь – как змеи на груди, – цедит сквозь зубы родственник одного из покойных, стоящий рядом со мной.

И тут, сжав кулаки над головой, поворачивается к толпе и орет во всю силу легких тот, кого назвали Ибрагимом:

– И гонят, и убивают! А мы как бараны!..

Но у человека, который назвал себя азербайджанским именем Ибрагим, было совсем другое имя. Я знал это, что называется, из первых рук. За две недели до погрома этот парень зачастил к нам в редакцию – просил дать ему удостоверение нештатного сотрудника газеты. При знакомстве предъявил мне паспорт на имя Эдуарда Григоряна.

– Зовите меня Эдик, – по-свойски предложил он.

Вначале я не стал с ним разговаривать – этот человек никогда у нас не публиковался. Но вечером того же дня за Эдика Григоряна вступился мой старый знакомый, председатель спортивного клуба «Химик», армянин Акпер Балаев.

– Еремеич, – сказал Акпер. – Я Эдика хорошо знаю. Наши с ним корни из Нагорного Карабаха. Мы даже немножко родственники. Он – большая умница. Было время, мы с ним учились на Высших курсах, где о нем говорили как о талантливом организаторе и творческом человеке. Присмотрись к нему получше!..

Так состоялась наша вторая встреча, на которой я сказал Григоряну, что выдам ему удостоверение внештатника только после того, как он принесет, а мы одобрим написанный им материал. На том и расстались.

И вот на тебе – встреча!

Выясняется, что он еще и Ибрагим вдобавок. И сейчас клеймит самыми непотребными словами своих армянских соотечественников…

Тем временем где-то в глубине толпы, у старых надгробий с высеченными строками из Корана, стали доноситься крики о помощи. Это были армяне – соседи и друзья тех, кто хоронил изувеченных родственников.

Прервав молитву и стараясь перекричать нарастающий гвалт, мулла закричал:

– Остановитесь! Это страшный грех! Аллах все видит!..

– Твой Аллах слеп! – крикнул Григорян, швырнув в муллу уже знакомые мне фотографии. – Посмотри, что они с ними сделали!.. Они нам пригнали целый поезд искалеченных людей. Сотни трупов правоверных… Армяне убивали их на глазах твоего Аллаха!..

Угрожающе набычившись, Григорян двинулся на муллу. Тот оступился и упал в пустую могилу.

– Ты безбожник! – кричал мулла, потрясая руками из могилы. – Ни ты и никто из смертных не имеет права судить! Это дело Аллаха! Он накажет виновных! Жестоко накажет!..

Но слушать его никто не хотел. Второй мулла – помоложе и потрусливее – позорно бежал, огибая тесные захоронения.

– Дурачье! – не выдержал я. – Что вы делаете?! Опомнитесь! Будьте же людьми!

Я склонился над могилой и протянул руку мулле, чтобы вытащить его.

– Это кто дурачье, армянская твоя морда?! – взвизгнул кто-то за моей спиной.

Я обернулся и увидел, что ко мне метнулись сразу несколько человек. Еще мгновение, и я бы составил компанию мулле. Но в последнюю секунду между мной и ними выросла фигура в черном плаще и начальственным тоном произнесла на азербайджанском две фразы:

– Не трогать! Идите в город!

И тогда один из них, вскочив на чье-то надгробие, проорал, надрывая гортань:

– Правоверные, в город!! Гнать армяшек!!.

– Смерть армянам! – подхватили несколько десятков голосов, и скопище людей, охваченных психозом бешенства, ринулись в город…

– А ты, Еремеич, держись от греха подальше и не лезь не в свое дело, – сказал человек в черном плаще и обернулся ко мне.

Это был мой старый знакомый Акпер Балаев…

Да, то людское скопище в подавляющем большинстве состояло из азербайджанцев. Были и русские, и украинцы, и евреи. В общем, сумгаитцы, в основном молодежь. Но вели их армяне. Это я видел своими глазами. А как потом советская партийная печать врала – просто сердце заходит! Внаглую и самым бессовестным образом. Выходило, что азербайджанцев из Армении в 1950-х и в 1980-х не изгоняли, не убивали, а провожали под звуки духового оркестра, устелив дорогу коврами…

Об убийствах и зверствах, чинимых армянами над азербайджанцами, о поездах с изувеченными телами нигде не писалось и не вещалось. Словом, выражалась молчаливая поддержка всему, что там творилось. Вот тут уж «Алиллую!» следует воспеть кремлевским армянам…

C кладбища я ринулся в горком партии. В кабинете первого толпился, пожалуй, весь актив. И в тот момент, когда я переступил порог кабинета первого секретаря, в нем было по-странному тихо. Все, кто сидел или стоял, замерев смотрели на Джангира Мусли-заде, разговаривавшего по правительственному телефону.

– Я приказал начальнику милиции, – донесся до меня его ровный и твердый голос, – навести порядок всеми имеющимися силами. Схватить всех, кто так или иначе имел отношение к этому кровавому разгулу, и выявить имена зачинщиков-провокаторов. Именно этим он сейчас занимается. Но личный состав городской милиции невелик. Что?!. Кто мне дал право приказывать такое?! – побледнев, переспросил первый секретарь. – Не кто, а что! Вышедшая из-под контроля ситуация!.. А что касается военных, на которых вы ссылаетесь, в местах, где убивали армян, их никто не видел!..

Позже Джангир Муслим-заде, которого ЦК Компартии Азербайджана убрал по настоянию Москвы с должности первого секретаря Сумгаитского горкома партии, рассказал мне об эпизоде, который едва не закончился трагедией для него и сопровождавших его коммунистов.

– Когда мы вышли к толпе, – вспоминал Джангир, – собравшейся у горкома партии, и попытались хоть как-то успокоить ее, нас моментально взяли в кольцо, после чего наступила мертвая тишина. Такой момент, когда поведение толпы зависит от малейшего импульса. В этот момент какой-то субъект в плаще заорал: «Бей их! Это они во всем виноваты!» И кольцо вокруг нас стало сжиматься. Но тут совершенно неожиданно появился военный патруль и отбил нас у толпы…

Ночью я написал статью, озаглавил ее «До Сумгаита Сумгаитом была вся Армения» и с утра заслал материал в набор. Потом мне рассказали, что типографские работники чуть ли не вслух читали статью в цеху и восклицали: «Вот она, настоящая правда!»

В материале задавались вопросы, которые волновали всех сумгаитцев, весь Азербайджан. Почему ни в одном армянском городе не было возбуждено ни одно уголовное дело по зверскому истреблению азербайджанцев, а в Сумгаит Москва бросила целый десант следственной группы? Почему ни один партийный руководитель или общественный деятель Армении не вышел к своим соотечественникам, чтобы остановить насилие над азербайджанцами? Кто состряпал и распространял среди жителей Сумгаита снимки с изувеченными телами азербайджанцев? Кто именно призывал население Сумгаита бить местное армянское население?..

Ответ на последний вопрос был найден довольно скоро: инициаторами погрома были этнические армяне, из которых лишь трое являлись жителями Сумгаита. Эти люди сумели деньгами и посулами привлечь криминальное отребье из числа азербайджанцев, которые и осуществили резню. Вопрос, зачем и, главное, кому это было нужно, при всей своей ясности был тогда замят…

Словом, моя статья, подтвержденная не надуманными, а реальными фактами, могла бы стать реальной бомбой. Но я не предусмотрел «встречный» маневр типографского линотиписта Завена Тумасова. В жуткие два дня погрома этот человек постоянно нашептывал мне на ухо, что его соотечественники вели погромщиков-азербайджанцев по адресам именно тех армян, которые жадничали и не платили в Фонд Великой Армении.

Завен позвонил кому-то из членов московской следственной бригады и сообщил, что завтра в городской газете выйдет «грязная статеечка», написанная Рафаилом Шиком. После чего по личному приказу генерала Галкина, возглавлявшего десант столичных сыщиков, номер сняли прямо с ротатора. А меня в тот же вечер освободили от занимаемой должности… Уже полгода не могу устроиться на работу. Придется уезжать в Израиль…»

К слову, мое начальство тогда не только отказалось печатать текст Шика, но и поставило мне на вид, строго предупредив, чтобы впредь я не смел якшаться с теми, кто осуждает политику партии и правительства. А статья Шика еще долго ходила в рукописном варианте по рукам среди бакинцев и сумгаитцев.

В 1989 году газета Академии наук Азербайджана «Элм» опубликовала статью академика Зии Буньятова, которая называлась «Почему Сумгаит?» и в которой автор возложил всю ответственность за сумгаитскую трагедию на амбиции армянского лобби в окружении Горбачева. Примерно в то же время президент Академии наук Армении, дважды Герой Социалистического Труда Виктор Амбарцумян получил из Баку телеграмму:

«Взываем к Вашей совести! Третий раз за неполные 100 лет армяне становятся зачинщиками жестоких столкновений между братскими народами. Обратитесь к Вашей интеллигенции, остановите бесчинства Ваших сограждан!»

Под телеграммой стояло свыше 200 подписей сотрудников Академии наук Азербайджана. Но страна, издававшая газету «Правда» 50-миллионным тиражом, ничего обо всем этом не знала…

А вскоре приказом прокурора республики Аслан Исмаилов был назначен государственным обвинителем в уже начавшемся процессе по единственному сумгаитскому делу, ставшему известным как «дело Григоряна», в котором помимо главного обвиняемого фигурировали шесть его подельников-азербайджанцев.

...

Не требовалось особой проницательности, чтобы понять, кто именно в этой шайке убийц является «властителем дум», а кто – сломленные жутким страхом «шестерки», которые ничего не скажут против своего «пахана».

Впрочем, по ходу слушаний выяснилось, что Григорян был не только главным обвиняемым, но и пользовался чьим-то тайным покровительством, благодаря которому он не только знал – слово в слово, что говорили на допросах его подельники, но и мог беспрепятственно связываться по телефону с домом, душевно переговариваться с женой и детьми. Получал ли Григорян во время этих «сеансов поблажек» какие-либо сигналы или информацию, установить уже невозможно…

Так что же это за личность такая – Эдуард Григорян? Почему он так рьяно подстрекал сумгаитцев, почему с таким изуверством губил своих сородичей?.. Ответ можно найти в материалах следственной бригады, состоявшей из представителей правоохранительных органов, откомандированных в Сумгаит со всего Советского Союза. К слову, в состав этой группы специалистов входили также и этнические армяне…

Итак, читаем: «Григорян Эдуард Робертович. Место рождения – Сумгаит, Аз. ССР, 1969 год. Беспартийный; армянин, слесарь трубопрокатного завода, женат, двое детей. Трижды судим по статьям Уголовного кодекса Аз. ССР. В тюремном заключении находится в общей сложности 6 лет 2 месяца и 13 дней…

…Под предводительством Григоряна подсудимые взломали двери квартиры Григория Межлумяна. Он и его жена Роза Ашотовна были избиты ими отрезками металлических труб, а их дети – Людмила и Карина – подверглись сексуальному насилию…

…В другом доме того же микрорайона, к которому Григорян привел Наджафова, Мамедова, Исаева и других, они топорами взломали двери и учинили разгром всего имущества Гранта Аванесяна, не оказавшегося в квартире…

…Продолжая преступные действия, Григорян с подельниками врывались в квартиру М. Петросяна, который вместе с супругой-азербайджанкой Шахбалы Х. получил в результате избиений несовместимые с жизнью ранения. Все, что имелось в доме, изломали и подожгли…

…28 февраля Григорян с подельниками подвергли изощренным издевательствам Эмму Григорян (однофамилица). Сорвав с нее одежду, жестоко изнасиловали, а затем обнаженной вывели на улицу и, прижигая сигаретами, заставляли танцевать. Она пыталась бежать, однако Григорян догнал ее и ударом трубы в спину повредил ей позвоночник, а затем арматурой через влагалище пронзил ей кишечник…

…В тот же день банда под предводительством Григоряна вломилась в квартиру Манвела Петросяна, которому сам Григорян нанес удар топором по голове и, свалив себе под ноги, исступленно топтал тело его жены Анжелы…»

Эти далеко не полные факты зверств я привожу из обвинительного заключения, которое В. Галкин, старший советник юстиции Генеральной прокуратуры СССР, направил на рассмотрение в Верховный суд Азербайджанской ССР.

«Да, криминальная биография Григоряна, – вспоминает Аслан Исмаилов, – природная склонность к садизму и приемы боевых искусств, полученные им в секции карате сумгаитского общества «Химик», которым руководил Акпер Балаян (по паспорту – Балаев), позволяли этому мерзавцу держать в страхе и подчинении всех, кто входил в его окружение. Должен отметить, что Эдуард Григорян был гораздо умнее остальных обвиняемых. Складывалось ощущение, что этот человек прошел специальную подготовку, в которую входили не только навыки карате, полученные в «Химике». Следствие стало отрабатывать эту версию и даже вышло на некие курсы, проводимые в бакинской армянской церкви под патронажем Эчмиадзина и спецслужб Армении. Однако на этом этапе старший советник юстиции Генеральной прокуратуры СССР полковник Галкин велел немедленно прекратить расследование, поскольку, по его словам, оно «уводит следствие от самого преступления»…

На фото: Жительница Сумгаита узнала в Эдуарде Григоряне одного из активных участников погромов

В протоколах допросов я обратил внимание, что Григорян сразу замыкался, стоило только следователю спросить о курсах в помещении армянской церкви в Баку. Но на вопрос: «Почему вы это сделали?» – он вдруг ответил:

– Да для меня, начальник, весь это кипиш – дар божий! Он для меня словно с небес свалившаяся удача! ..

Такой ответ не выглядел бравадой обычного уголовника…

Показательным в этой связи стал момент, когда давала показания Анжела Петросян. Тыча пальцем в своего мучителя и убийцу мужа, она назвала Григоряна зверем и сказала:

– Когда они ворвались в наш дом, я спросила его: «Какой же ты армянин, если бьешь и убиваешь своих же?!» А он мне в ответ: «Если бы ты была настоящей армянкой, то тебя в этом списке не было бы!..»

И тут Григорян выдал себя, вскочив с места и заорав на весь зал заседаний:

– Какой еще список?! Я тебе ни о каком списке не говорил!

Понятно, что такой прокол не мог не заинтересовать меня. И вскоре я выяснил, что загадочный список, по которому погромщики находили свои жертвы, все-таки существовал. Косвенно это подтверждали некоторые показания обвиняемых. Так, ближайший друг Григоряна, Н. Наджафов, с которым они «тянули срок» в одной тюрьме, утверждал, что заранее обговоренного плана – куда и кого «навестить» – у них не было.

«Просто к Эдику подходил человек в черном плаще, который снимал все происходящее, – рассказывал Наджафов, – что-то говорил ему на армянском, и мы уже шли вслед за Эдиком…»

Задавшись целью любыми путями выяснить, существовал ли список на самом деле, я пошел на хитрость: связавшись со следователем московской бригады, этническим армянином по фамилии Саркисов, я спросил у него:

– Почему я не нахожу в материалах следствия изъятый у задержанных список, по которому погромщики ходили по адресам своих жертв?

Ответ Саркисова отправил меня в глубокий нокдаун:

– Спроси о чем-нибудь полегче! Я отдал его Галкину…

О таинственных субъектах в черных плащах, которые, судя по всему, на месте «режиссировали» сумгаитский погром, не сговариваясь и почти повторяя друг друга, говорили и жена Григоряна, Рита, и В. Гусейнов, и Г. Мамедов…

– Однажды, перед самой этой жутью, – вспоминала Рита, – когда мы с Эдиком шли домой, на углу стояли двое мужчин в темных плащах и поманили его к себе. Мне хотелось рассмотреть их поближе, но Эдик меня резко одернул: «Не зырься!..»

А вот запротоколированные показания В. Гусейнова:

– За день до события Эдик при мне, чуть в стороне, разговаривал с двумя незнакомцами, одетыми в одинаковые черные плащи. По Сумгаиту я их не знал. Чужаки. Один высокий, другой среднего роста. Лиц не разглядел. Они ему передали целлофановый мешочек с таблетками. Балдежные «колесики», здорово бьют по башке… Да, прощаясь с ними, Эдик громко сказал: «Не беспокойтесь, дубы пойдут за мной, куда скажу!»

Судя по всему, следствию всю эти факты были известны. Однако задержанные главари других шаек, участвовавших в сумгаитском погроме, которые могли пролить свет на эти мрачные фигуры в плащах, были вывезены из Азербайджана. Их всех судили не в Баку и Сумгаите, а в других городах СССР. Почему это сделали? Что надо было скрыть от людей?..»

...

С тех пор прошло немало лет. Однако похоже, что мрачная завеса тайны над событиями 33-летней давности начинает постепенно приоткрываться. Впервые в авторитетных СМИ стали появляться публикации, авторы которых, пытаясь восстановить историческую справедливость, взялись за реконструкцию тяжелейшего периода распада СССР. Ведь по большому счету именно с сумгаитских событий и предшествующих им погромов азербайджанцев в Армении и началась реализация модели армяно-азербайджанского конфликта.

...

На мой взгляд, пусть запоздалое, но тем не менее реально происходящее прозрение общества, попытки политиков, общественных деятелей, публицистов заполнить наконец исторический вакуум, связанный с механизмами трагедий, постигших Сумгаит, Баку, Узбекистан, Грузию, Прибалтику, стали возможными прежде всего благодаря трезвой и беспристрастной оценке тех далеких событий, которую дали президент Российской Федерации Владимир Путин и президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев.

Хочется верить, что с их легкой руки все, что было сознательно перевернуто с ног на голову, постепенно станет на свои места…»

1news.az

1 607

просмотр
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Политика

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены