В Азербайджане наркоманы займутся йогой, или О новых методах лечения наркомании | 1news.az | Новости
Интервью

В Азербайджане наркоманы займутся йогой, или О новых методах лечения наркомании

09:30 - 01 / 11 / 2018
 В Азербайджане наркоманы займутся йогой, или О новых методах лечения наркомании

В сентябре этого года известный психиатр Араз Манучери-Лалеи был назначен директором Республиканского наркологического центра.

Эта новость вызвала большей частью положительную реакцию общественности, особенно той ее части, которая знакома с А.Манучери-Лалеи как с прекрасным специалистом в своей сфере и большим профессионалом. Напомним, что доктор Араз не раз был собеседником 1news.az в качестве эксперта по важным вопросам, а также дал несколько интервью.

Читайте по теме:

Врач-психиатр Араз Манучери-Лалеи: «Истинной гомосексуальностью «заразиться» невозможно»

ПРАВИЛА ЖИЗНИ ОБЫЧНЫХ ЛЮДЕЙ. Психиатр Араз Манучери-Лалеи: «Переоценка ценностей произошла после возвращения с Карабахской войны»

Подростковый суицид – причины и поиск решения проблемы

Не сдал экзамены, спрыгнул с крыши

«Убийство чести» - кто и почему внедряет в наши умы этот термин?

Однако не все знакомы с новым директором Наркологического центра, а в то же время последствия нового назначения интересуют многих. Поэтому мы решили вновь встретиться с Аразом Манучери-Лалеи и поговорить с ним о проблемах в наркологии, а также о его собственных планах, связанных с новой должностью.

- Араз муаллим, прежде всего, примите поздравления от нашей редакции в связи с назначением на новую должность. И сразу вопрос: многие из комментирующих новость о Вашем назначении в соцсетях задавались вопросом: «Как же психиатр  будет руководить Наркологическим центром?». Но, насколько я знаю, эта сфера для Вас – вовсе не новая.

- Вообще-то само по себе разделение наркологии от психиатрии в корне неверно. И сегодня такое можно наблюдать только в нескольких странах СНГ.  

Что касается меня, то я действительно имею некоторое отношение к этой сфере. Если говорить о научных статьях, то самую первую из них я опубликовал еще в 1990 году в специализированном журнале Института судебной психиатрии им. Сербского. Она называлась «Самоубийство среди военнослужащих, злоупотребляющих алкоголем». Затем был целый ряд публикаций, методическое пособие по профилактике самоубийств среди наркоманов, а в 1997 году я защитил кандидатскую диссертацию на тему «Общественно-опасные действия среди лиц, злоупотребляющих гашишем».

К сожалению, все свои публикации по этой тематике я перечислить затрудняюсь, их достаточно много. Плюс я участвовал во множестве конференций и «круглых столов» (в том числе зарубежных), посвященных проблемах наркологии. Ну, и ко всему прочему вот уже 28 лет я преподаю «Наркологию» на кафедре психиатрии.

- О Ваших планах, связанных с назначением, мы поговорим чуть позже. А пока мне хотелось бы задать вопросы, волнующие среднестатистического обывателя. Вот, говорят, что бывших наркоманов не бывает, поэтому, мол, зачем тратить средства на то, чтобы их лечить?

- Это – клише, стереотип, который надо менять. Есть немало людей,  которые избавились от наркотической зависимости. И в большей степени положительный результат зависит от самого человека. Кто-то не может бросить курить, а кто-то собирает силу воли в кулак, и не срывается после принятого однажды решения прекратить курить. И, поверьте, момент искушения длится несколько секунд, а радость от того, что не поддался ему, намного ярче удовольствия от самой сигареты. Плюс, это положительно сказывается на здоровье.

- Курение сигарет можно считать наркоманией?

- Да, курение – одна из форм наркомании, что признано официальной медициной.

- В последнее время все чаще высказывается мнение о безвредности и даже пользе марихуаны. Многие также утверждают, что она не вызывает привыкания, проясняет сознание и положительно действует на организм в целом.

- Миф о безвредности «курения травки» - это еще одно клише. Предвосхищая Ваш вопрос о том, что в некоторых случаях лечение марихуаной дает результаты, хочу пояснить: это не полная информация. То есть, говоря о лечебных свойствах марихуаны, вы забываете, что в каннабисе (растение, из которого ее делают) опьяняющим и одновременно отравляющим веществом является только дельта-9 – тетрагидроканнабинол. Если убрать его из оставшегося сырья, то из марихуаны действительно может получиться лекарство, помогающее в ряде заболеваний. Но беда в том, что в марихуане, которую курят, выпаривают как раз все полезные свойства, оставляя лишь то самое опьяняющее вещество. А оно как раз достаточно вредно для организма.
Тут важно понять еще одну вещь: никакой наркотик – ни марихуана, ни более тяжелые средства – не делают из человека гения, не проясняют его сознание, как многие говорят. Нет. Если, как говорится, в голове у человека – пусто, то ничего и не появится. А если у человека действительно есть какие-то способности, то наркотик просто поможет снять барьеры, которые мешают эти способности проявить.

- Чтобы убрать эти самые барьеры, здравомыслящему человеку нужно работать над собой или даже обратиться к специалисту, и не раз. На все это нужны время, деньги и… желание. Ведь одно дело – покурить травку и написать шедевр, и другое – пойти длинным путем, где к тому же надо прилагать усилия. Мне кажется, большинство выберет все же Боба Марли.

- Увы. Поэтому и надо вести разъяснительную работу.

- От чего зависит выбор того или иного наркотика среди наркоманов? От социального статуса, количества денег или...

- Предпочтения меняются в зависимости от моды, доступности, степени воздействия. Сейчас наиболее часто употребляемым является так называемое «стеклышко», относящееся к группе метамфетаминов, и «кокос» - один из видов героина. Опасны они тем, что привыкание к ним возникает довольно быстро, а зависимость достаточно сильная. Кроме того, первый наркотик используют, поджигая растолченные таблетки на фольге и вдыхая получающийся дым. Поэтому «подсесть» на него могут даже те, кто просто находится рядом с наркоманами.  

Метамфетамины относятся к наркотикам стимулирующего действия, то есть, их прием дает временный прилив сил и энергии, но с каждым разом доза требует увеличения. То есть, можно начать с «дыма», а закончить уже инъекциями.

Впоследствии их прием ведет к серьезным психическим нарушениям, в том числе в форме галлюцинаций и бредовых расстройств. А самое опасное, что такие последствия излечиваются гораздо сложнее, чем шизофренические психозы. К слову, и эти наркотики, и та же якобы «безвредная марихуана» в конечном итоге являются мощнейшими провокаторами шизофренического процесса.

- Все это очень страшно. Но по какой причине проблема наркомании в нашей стране продолжает оставаться достаточно острой?

- Потому что достаточно долгое время от проблем наркологии отстранялись, прятались, и это касается не только нашей страны. С обретением независимости наша страна начала решать и эту проблему. Но! Важно понять, что это – долгая и тяжелая работа, и проводиться она должна с помощью целого комплекса мер. Продвижения в этом направлении уже есть. Кроме того, и у меня как у главврача Наркологического центра есть определенные планы.

- Поделитесь?

- Для начала расскажу о том, что уже делается, и что я лично считаю большим прорывом. Это так называемая «Метадоновая программа», суть которой заключается в заместительной терапии.

Метадон – это синтетический опиат, специально созданный для лиц, которые уже не могут обходиться без наркотиков, и которым никакие другие альтернативные методы лечения и реабилитации не подходят. Грубо говоря, этот препарат снимает «ломку», но при этом не дает опьяняющего наркотического эффекта. При его приеме доза постепенно сокращается, и со временем сходит на нет.

- Что дает эта терапия?

- Во-первых, как я уже сказал, позволяет со временем свести на нет наркотическую зависимость. Во-вторых, позволяет предотвратить преступления, которые наркоман в состоянии «ломки» может совершить. И, в-третьих, помогает предотвратить распространение инфекционных и венерических заболеваний, ВИЧ-инфекции, гепатитов и так далее. Ну, и, кроме того, контролируемый прием метадона влияет в конечном итоге на черный рынок, сокращая оборот наркотических средств. Ведь наркотически зависимому человеку уже не нужно искать продавцов и дилеров, не нужно искать энную сумму для покупки вожделенного наркотика. Достаточно прийти в Центр и получить необходимую ему дозу препарата.

- Метадон показан наркозависимым, которые принимают инъекционные наркотики?
- В основном, да, так как речь идет о наркозависимых от опиатов, к которым относятся героин, морфин, омонопон, кодеин, терьяк.

Однако из-за того, что в последнее время число так называемых «моно»-наркоманов» снизилось и возросло число тех, кто употребляет и опиат, и таблетки неопиоидной группы, и другие препараты, на метадоновой терапии бывают самые разные пациенты. 

Кроме того, действует программа обмена шприцев и выдачи  бесплатных презервативов. В первом случае пациентам, употребляющим инъекционные наркотики, бесплатно выдаются шприцы, которые они потом должны выбросить в специальные места.

- Честно говоря, для меня существование такой программы стало открытием. Ведь еще недавно вроде бы обсуждался вопрос о необходимости принудительного лечения наркоманов, но он, правда, подвергся осуждению со стороны общественности и врачей. А с какого времени действует метадоновая программа?

- Она была принята в 2004 году и начала действовать с 2005 года. К слову, поначалу было очень тяжело, потому что и общественность, и врачи (и нашего, и другого профиля) весьма тяжело ее восприняли. Как и сами наркозависимые. Но постепенно стала заметна ее эффективность, хотя, справедливости ради, неоднозначное отношение к метадону наблюдается до сих пор. 

Отмечу, что в реализации проекта проявляет большую активность Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией.

Его представители помогают проводить тренинги, семинары и «круглые столы», в том числе за границей. В ближайшее время, к слову, планируется еще несколько таких поездок – наших специалистов на тренинги в одну из европейских стран, и их специалистов к нам.

- Заместительная терапия – это выбор пациента или она входит в принудительное лечение?

- Выбор пациента. На принудительное лечение направляются больные, которые пока не совершили преступление, но поведение которых является потенциально опасным для общества. И решение о таком лечении принимает только суд.

- Заместительная терапия более эффективная, нежели принудительное лечение?

- Дело в том, что насильно вылечить наркомана невозможно.

- Хочу спросить о принудительном лечении: когда произошел пожар в старом Наркологическом центре, многие в соцсетях писали о том, что больных там приковывали цепями к кроватям, отсюда и такое количество жертв. Неужели это правда?

- Нет, цепями никто никого не приковывает, это – слухи. Но в некоторых случаях больного действительно необходимо фиксировать на кровати, например, когда есть опасность того, что он нанесет вред себе или медперсоналу. Бывают случаи, когда успокоительные препараты не дают эффекта, а повышение дозировки невозможно – это может быть опасно для его жизни. Опять же, такая вынужденная мера является временной, но других вариантов иной раз просто нет, это, к слову, общемировая практика. В психиатрических клиниках больным надевают смирительные рубашки, и это – тоже порой вынужденная необходимость.

А что по поводу «цепей», то такое чаще совершает домашнее окружение, не желающее или не имеющее возможности госпитализировать своих больных наркоманией родственников. 

- И это может дать эффект в период «ломки»? Как в фильме «Игла»?

- Может дать эффект, а может привести к летальному исходу. Так что без наблюдения врачей это довольно опасно.

-  Араз муаллим, расскажите о новом Центре.

- Новый Республиканский наркологический центр сдан в эксплуатацию  в июне этого года, его строительство началось еще в 2012 году. Это современное учреждение, рассчитанное на 400 больных.  Здесь есть мужское и женское отделения, а также отделение для больных на принудительном лечении. В Центре также действуют кабинеты рентгенологии, УЗИ, кардиологии, невропатологии (с энцефалографом), стоматологии, хирургии, физиотерапии, иглотерапии, психотерапии. То есть, новый Центр располагает оборудованием, отвечающим самым высоким стандартам, и полностью обеспечен необходимыми препаратами.

Самое главное приобретение лаборатории центра – это ультрасовременный хроматограф, и в настоящее время проводятся тренинги персонала по обучению работе с ним.

Плюс ко всему, здесь также находится отделение метадоновой терапии, и именно из нашего центра метадон распределяется по всем другим медицинским учреждениям.

- Почему так важно приобретение хроматографа?

- Потому что этот прибор позволяет с точностью определить не только наличие наркотического вещества в организме человека, но и время его употребления, а также химический состав принятого препарата. Поясню на примере: допустим, человек случайно оказался в компании курящих марихуану и, что называется, надышался. Ну, или впервые в жизни покурил «травку». Если сделать обычный тест на наркотики, то спустя даже месяц от этого события анализ мочи это покажет. Хроматограф же позволит дать точный ответ как о времени этого события, так и о том, курил ли человек или просто находился рядом. Кроме того, прием некоторых лекарств (вполне обычных на первый взгляд и продающихся без рецепта) тоже может дать при обычном анализе результат, который может показать наличие в организме веществ, относящихся к наркотическим, просто потому, что они есть в составе препарата. Но это может исказить всю картину.

- То есть, человека могут записать в злостные наркоманы, тогда как он таковым не является?

- Да. А хроматограф позволяет с точностью дать ответ на вопрос, какой конкретно препарат стал причиной наличия наркотических средств в анализах. Обмануть его невозможно, то есть, придумать историю из серии «они курили, а я просто рядом стоял» тоже не получится.

- В последнее время одной из обсуждаемых тем стали частые ДТП, в которых обвиняют водителей-наркоманов. Причем, речь идет даже о водителях автобусов, то есть, общественного транспорта. Проводит ли Центр какую-либо работу в связи с этим?

- В наш центр никого не приводят принудительно, исключение, как я уже сказал, те, кого направили к нам по решению суда. Однако хочу отметить, что за последнее время к нам обращается достаточно немалое количество автобусных фирм, ведомств и структур с целью обследования сотрудников на определение психоактивных веществ наркотического профиля. Уточнение, к слову, важное, потому что к психоактивным веществам не наркотического профиля относится обычный кофе и даже чай.

Тут есть важный нюанс: такое обследование не должно быть основано на результатах быстрых тестов. Поэтому в настоящее время мы также работаем над подготовкой методики, в которой будут четко расписаны все необходимые положения, инструкции и так далее о том, как и кто будет проводить подобные исследования, и кто в конечном итоге будет оценивать их результаты. Важно, чтобы в этой сфере все было четко, точно и максимально прозрачно.

- Араз, Вы упомянули женское отделение. Насколько у нас распространена женская наркомания, и верно ли утверждение о том, что женский алкоголизм неизлечим. Ведь, если логически продолжить, женская наркомания и вовсе безнадежна.

- Это еще один стереотип. Во-первых, среди наркозависимых женщин намного меньше, чем мужчин. Во-вторых, с одной стороны, да, женский организм более подвержен пагубному воздействию алкоголя или наркотиков, и привыкание у них возникает гораздо быстрее. Это связано и с особенностями женской физиологии, и с особенностями психики. Но в то же время процент женщин, сумевших выйти из наркотического плена, намного выше, чем мужчин. И это тоже связано с особенностями женской психологии. Женщина-мать чаще думает о детях, и это – очень важный момент в пользу ее возврата к нормальной жизни. Кроме того, женский алкоголизм и, тем более, наркомания более осуждаемы обществом, да и найти наркотики гораздо легче мужчине, нежели женщине. Словом, есть много нюансов, но стереотип о том, что нарко- или алкоголезависимые женщины безнадежны, не более, чем клише.

- Араз муаллим, в начале нашей беседы Вы сказали, что у Вас есть определенные планы, связанные с новой должностью. Можете поделиться?

- Назвать это моими планами было бы не совсем корректно. Я поделюсь своими соображениями относительно того, что нужно действительно менять в лучшую сторону и при участии государственных структур. Но, безусловно, с подачи тех, кто находится в сфере, где требуются изменения.

Я думаю, что некоторые положения и принципы, связанные с наркологической службой, надо доработать и внести коррективы, чтобы наша работа велась более качественно и адекватно. Необходимо углубить сотрудничество со всеми службами и госорганами, задействованными в этой сфере, пересмотреть некоторые законодательные положения и акты.

Кроме того, меня очень беспокоит тот факт, что врачи-наркологи сегодня совершенно не защищены. Приведу пример: пациент, требующий дозу метадона, но пришедший за ней в неустановленное время, устраивает истерику и грозится нанести себе увечья, при этом шантажируя врача тем, что отвечать за все придется ему.

Точно так же угрожают врачам родственники больных, которых выписывают домой. Они требуют насильно оставить его в больнице, и точно так же шантажируют: мол, он сейчас кого-нибудь покалечит или убьет, а отвечать будете вы. Порой даже специально провоцируют больного на совершение преступления, перекладывая вину на врача, мол, он должен был его оставить в больнице. Но у врача нет такого права, это решает суд! В полицию же обращаться родственники не хотят, поэтому предпочитают идти легким путем: ненужный им больной попадает в тюрьму за преступление, а в качестве виноватого выставляют врача.

В таких условиях врач порой не знает, что ему делать, и в итоге, стараясь угодить и тем, и другим, просто пытается убежать от всех. Будет ли такой врач нормально работать? Однозначно нет. Поэтому я считаю, что здесь необходимо что-то менять.

- Да, сложно вам. А что еще предлагаете изменить?

- Я хотел бы сделать область наркологии более открытой для общественности, но, естественно, в разумных пределах. Речь не идет о том, чтобы раскрывать анонимность пациентов, ни в коем случае. Я говорю о том, что люди должны узнавать о работе нашего Центра из достоверного источника. Это должен быть сайт, где можно найти всю необходимую информацию, а также «Горячая линия», позвонив на которую, можно получить ответы на все интересующие вопросы. Это очень важно, потому что часто человек нуждается в помощи, но, наслушавшись слухов, боится обращаться к специалистам.

Кроме того, я считаю, что необходимо расширить и углубить службу внебольничной помощи больным. Да, сегодня есть специальные кабинеты нарколога в любой поликлинике, но реабилитационную программу необходимо расширить. Думаю, что должна быть постоянно действующая группа, состоящая как минимум из нарколога, юриста, социального работника и клинического психолога, которая взяла бы прошедших реабилитацию под опеку, и в течение какого-то времени была на связи с ними. Для человека, пережившего опыт лечения от наркологической зависимости, такая поддержка необходима, это в том числе убережет его от рецидивов и поможет вернуться к нормальной жизни.

Также я хотел бы, чтобы к сотрудничеству с нашим Центром подключались НПО, благотворительные и общественные организации. Безусловно, необходим строгий контроль над тем, кто конкретно из этих организаций решит работать с нашими пациентами. К слову, порой люди, уже прошедшие через то же самое (то есть, бывшие наркозависимые) могут помочь нынешним пациентам гораздо больше, нежели некоторые специалисты. Поэтому сотрудничество с такими организациями, как «Клуб анонимных алкоголиков» или «Анонимные наркоманы», может дать хороший эффект.

- А как с Центром могут сотрудничать общественные организации? Можете привести пример?

- С радостью. Допустим, к нам пришли представители организации «Mədəni Niyyət» («Культурное намерение»), которые будут проводить с нашими пациентами и персоналом уроки йоги. Кроме того, они проведут также тренинги среди нашего персонала с тем, чтобы в будущем такие занятия вели уже наши специалисты. Я считаю, что это превосходная инициатива.

- Что-то еще есть в планах?

- Да. Я считаю, что нужно улучшить качественно и количественно работу в метадоновых кабинетах. Необходимо, чтобы такие Центры были не только в Баку и Сумгайыте, но и в регионах, чтобы больные могли получать препарат, не выезжая за пределы места проживания.

Кроме того, во многих странах сегодня в заместительной терапии используют более современные препараты. Они отличаются от метадона и лучшим качеством, и тем, что при лечении этими препаратами одновременный прием наркотиков невозможен в принципе. Дело в том, что, как я уже сказал, заместительная терапия позволяет избежать эффекта «ломки», но не дает необходимого наркоману удовольствия. Поэтому некоторые наркозависимые, получая метадон, продолжают принимать какие-то наркотики. Так вот, препараты заместительной терапии нового поколения сводят такую вероятность на нет.

- То есть, они получают препарат, но продолжают оставаться наркоманами. Какой тогда смысл в заместительной терапии?

- Смысл в том, что большинство пациентов действительно вылечиваются, а исключить процент недобросовестных пациентов невозможно. Да, в идеале каждый из проходящих заместительную терапию должен проходить обследование, но речь идет о наркозависимых, поэтому это не всегда возможно. Тем более, что заместительная терапия – дело добровольное.

- Понятно. Есть какие-то еще задачи на ближайшее время?

- Как я уже сказал, я более 28 лет преподаю в Медуниверситете, и в последние годы столкнулся со странной ситуацией: в больницах, где преподают психиатрию и, в частности, наркологию, нет отделений для наркозависимых. И у студентов нет возможности видеть наркобольных. Я считаю, что это недоразумение нужно исправить. Будущий врач не может стать полноценным специалистом, не имея возможности видеть своих потенциальных больных.

Завершая нашу беседу, хочу сказать, что если мне удастся воплотить в жизнь хотя бы то, что я озвучил, я буду считать, что уже совершил что-то полезное.

- Спасибо за интересную беседу!

Натали Александрова

Фото предоставлены Аразом Манучери-Лалеи

Поделиться:
9922

Последние новости

21-летний парень погиб из-за падения дерева в МингячевиреСегодня, 22:40Пакистан намерен присоединиться к транспортному коридору «Север-Юг»Сегодня, 22:20В Азербайджане начинается суд над обвиняемым в убийстве трех человекСегодня, 22:00Евросоюз хочет приостановить визиты на высоком уровне с ГрузиейСегодня, 21:40Писательница из Сен-Мартена: Использование Францией нашего народа в качестве пешек недопустимоСегодня, 21:20Baku Piano Festival порадовал меломанов концертом французской исполнительницы Elia - ФОТОСегодня, 21:00Блинкен осудил военное сотрудничество РФ и КНДРСегодня, 20:45Минкультуры отреагировало на слухи о введении цензуры в азербайджанском кинематографеСегодня, 20:25Президент Бразилии поздравил Президента Ильхама АлиеваСегодня, 20:00Чемпионат Европы: Азербайджанский штангист завоевал 3 медалиСегодня, 19:40Мать и ее дочери показали высокие результаты на экзаменеСегодня, 19:20Омбудсмен: Международные организации не должны оставаться равнодушными к проводимому Арменией минному терроризмуСегодня, 19:00МИД Беларуси передал ноту АрменииСегодня, 18:45Не верьте ушам и глазам своим, или Как Галстанян пытается одурачить киранцевСегодня, 18:30Джейхун Байрамов принял посла Кыргызстана в связи с завершением его дипмиссииСегодня, 18:15Награждены победители олимпиады «Возвращение в Западный Азербайджан» - ФОТОСегодня, 18:08В Германии задержали гражданина Армении по подозрению в шпионажеСегодня, 17:22Армянский суд конфискует имущество лиц, связанных с братом Сержа СаргсянаСегодня, 17:14Евросоюз может начать переговоры о вступлении Украины и Молдовы в ЕС 25 июняСегодня, 17:10В «Азербайджанфильм» новое назначениеСегодня, 17:07
Все новости

1news TV