1news.az

Апрель-2016: что последует за эскалацией в Нагорном Карабахе? - ОБЗОР СМИ

25 Апреля, 2016 в 11:34 ~ 12 минут на чтение 7000
Апрель-2016: что последует за эскалацией в Нагорном Карабахе? - ОБЗОР СМИ

Новый всплеск насилия в зоне нагорно-карабахского конфликта, произошедший в первых числах апреля и завершившийся очередным временным прекращением огня, вызвал реакцию официальных лиц и аналитиков по всему миру.

Приводим вашему вниманию подборку некоторых мнений с сокращениями.

Магдалена Гроно (CRISIS GROUP): Москва пытается усилить свои позиции на Южном Кавказе

Москва воспользуется эскалацией в зоне нагорно-карабахского конфликта, чтобы задействовать свои рычаги и укрепить позиции в регионе Южного Кавказа.

Об этом говорится в статье аналитика «Международной кризисной группы» (International Crisis Group) Магдалены Гроно на сайте организации.

Автор отмечает, что Москва ищет варианты, которые опираются на основные принципы урегулирования, определенные Минской группой ОБСЕ, однако в действительности «она просто ищет возможности для усиления своих позиций в регионе».

Международное сообщество, по мнению аналитика, в значительной степени не готово к тяжелой борьбе, разгоревшейся в Нагорном Карабахе в начале апреля.

По ее словам, европейские дипломаты выражали тревогу по поводу эскалации в Нагорном Карабахе с прошлого года. Однако без формальной роли в посреднической Минской группе и с ограниченностью в движениях с Азербайджаном и Арменией, влияние Евросоюза ограничено, считает автор.

«Москва же более тесно вовлечена в регион, чем другие внешние игроки, и, кажется, преследует свои стратегические интересы. Ключевые среди них – это тесная связь с Азербайджаном и доказательство собственной незаменимости в роли посредника и гаранта безопасности», - подчеркивает Гроно.

Заур Шириев (сайт JAMESTOWN FOUNDATION): Война на истощение как новая стратегия Азербайджана

Военная стратегия Азербайджана, примененная во время эскалации в зоне нагорно-карабахского конфликта в начале апреля, была рассчитана на открытие пути для дипломатического урегулирования за счет изменения статус-кво.

Об этом пишет в своей статье на сайте Jamestown Foundation Заур Шириев, аналитик Центра каспийских исследований в Университете АДА.

«Таким образом, Баку продемонстрировал свой стратегический подход – короткое, резкое вмешательство. Его можно охарактеризовать и как стратегию изнурения противника – подталкивания его к компромиссу путем непрерывных потерь», - пишет Заур Шириев.

Идея, по его мнению, заключается в том, что военные силы Армении с этих пор будут находиться в более уязвимом положении по отношению к азербайджанским позициям, которые теперь контролируют основные высоты, что приведет к большим потерям в будущем, и вынужденному отступлению.

Тем не менее, конечная цель стратегии изнурения противника, как отмечает автор, заключается в том, чтобы вернуть Армению к переговорам, так как поддержание статус-кво вдоль линии соприкосновения теперь будет для Еревана более затратным и сможет вызвать внутренние беспорядки в Армении.

«Последние столкновения разрушили убеждение в том, что Азербайджан не готов применить силу, - пишет Заур Шириев. - Будет ли стратегия Баку работать, зависит от международной обстановки, от того, как отреагируют посредники и Ереван, и результатом станет то, будет ли достигнуто какое-то продвижение в дипломатическом урегулировании конфликта».

Томас де Ваал (сайт NEW YORK TIMES): решить нагорно-карабахский конфликт, пока он не взорвался

Нагорно-карабахский конфликт невозможно решить посредством челночной дипломатии. Необходимы сложные межнациональные миротворческие усилия и координация между США, Россией и Францией, которые выступили бы гарантами мирного договора.

Об этом пишет в своей статье аналитик центра Карнеги в Европе Томас де Ваал на сайте New York Times.

В самом регионе не хватает политической воли на то, чтобы заключить соглашение с противником. Со стороны международных посредников не хватает признания того, что нет простого варианта разрешить конфликт.

«Это нелегкая задача. Но не столь большая по сравнению с перспективой новой катастрофической войны на Кавказе», - пишет Томас де Ваал, автор известной книги о нагорно-карабахском конфликте «Черный сад».

Крупные державы, по мнению аналитика,  могли бы начать с созыва мирной конференции в Минске (Беларусь), которая собиралась один и единственный раз – в 1992 году. «Это было бы сигналом о том, что мир, наконец, воспринимает этот конфликт серьезно – пока не стало слишком поздно», - говорится в статье.

Дальнейшее пренебрежение конфликтом в Нагорном Карабахе, по мнению автора, может привести к масштабной региональной войне, в которую буду вовлечены также Россия и Турция, которые имеют военные обязательства перед Арменией и Азербайджаном, соответственно.

«Боевые действия в регионе дестабилизируют также Грузию, Иран и российский Северный Кавказ. Нефтяные и газовые маршруты из Каспийского моря также могут оказаться под угрозой», - пишет Томас де Ваал. 

«Эта оккупация неприемлема и несправедлива, но применение силы не установит справедливость», - добавляет он.

Касаясь роли России в нагорно-карабахском конфликте, Томас де Ваал, в отличие от большинства экспертов и аналитиков полагает, что влияние Кремля в этом вопросе крайне ограничено.  

«Безусловно, Кремль имеет отношение к образованию этно-территориальных конфликтов на развалах СССР. Россия продолжает продавать оружие, как Армении, а также Азербайджану. Но роль России в нагорно-карабахском конфликте намного слабее, чем в Грузии или Украине: У РФ нет границы с зоной конфликта, нет войск на месте, и РФ официально поддерживает обе сторона», - говорится в статье.

* * *

На интернет пространстве в течение всего апреля появлялись и многочисленные статьи, которые представляли сугубо проармянскую версию событий, либо просто приводили неверные факты и цифры.

Представляем вашему вниманию также некоторые из таких публикаций, свидетельствующие о том, что некоторые, порой даже ведущие мировые СМИ, все еще не утруждают себя изучением деталей конфликта и, к сожалению, считают достаточным изложение версии лишь одной из сторон конфликта. В данном случае – агрессора, коим является Армения.

THE ECONOMIST: Что же такое нагорно-карабахский конфликт?

Возобновление военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта привлекло к себе внимание международного сообщества: официальные лица США, Евросоюза и России призывали к прекращению огня для недопущения полномасштабной войны.

«После того, как Москва посодействовала достижению прекращения огня, военные действия замедлились; тем не менее, прочный мир все еще остается фантазией», - говорится в публикации издания The Economist в рубрике The Economist explains.

Далее в публикации разъясняется, что собой представляет давний конфликт между Арменией и Азербайджаном по версии издания. И тут объективности, о которой так активно заявляет журнал, очень не хватает. 

Излагая сугубо армянскую версию исторических событий, издание пишет, что в период Советской власти Нагорный Карабах был объявлен частью Азербайджанской ССР, несмотря на то, что большинство населения составляли армяне. В 1988 году жители Нагорного Карабаха проголосовали за выход из советского Азербайджана и присоединение к Армении, что привело к военному столкновению, а затем и к полномасштабной войне с Азербайджаном.

Отмечается, что в результате конфликта погибло порядка 30 тысяч человек с обеих сторон, сотни тысяч людей стали беженцами и вынужденными переселенцами до того, как в 1994 году был достигнут режим прекращения огня. Говоря о военном захвате армянской армией Нагорного Карабаха и прилегающих семи районов, The Economist обходит термин «оккупация». Более того, процент оккупированных территорий отмечается как 15% вместо 20%.  

Издание пишет, что со временем противостояние между сторонами только углубилось, а нефтяные доходы Азербайджана «провоцировали гонку вооружений». На фоне заморозки переговоров и отсутствия интереса среди международного сообщества активизировать их, перестрелки в зоне конфликта происходили постоянно.

Прогноз издания заключается в том, что в случае, если нагорно-карабахский конфликт выйдет из-под контроля, он может спровоцировать полномасштабную региональную войну с вовлечением России и Турции.

BELLING CAT об эскалации конфликта в Нагорном Карабахе

Эскалация военных действий в Нагорном Карабахе в начале апреля нашла отражение и на сайте проекта Belling Cat, который представляет собой площадку для журналистских расследований на актуальные темы, и претендует на объективность и беспристрастность.

Однако публикация на сайте за 12 апреля представляет субъективный взгляд автора, которым выступает исследователь-армянин из Австралии Масис Ингилизяьн (Masis Ingilizian).

В своей статье, изложенной от имени онлайн-издания, он рассказывает о том, что армяне якобы издревле жили на карабахской земле, а «азербайджанские племена появились здесь только в 1750-х годах». В Советский период в регионе был установленный сверху мир, пишет он, но с развалом СССР Нагорный Карабах заявил о независимости.

Он отмечает, что режим прекращения огня, достигнутый сторонами в далеком 1994 году, приостановил полномасштабную войну, но не принес удовлетворения ни одной из сторон. В частности, для представителей Нагорного Карабаха «победа» не завершилась всеобщим признанием независимости этого сепаратистского государства, оставив нависшую над головой угрозу возобновления войны в любой момент.

В статье представлены доводы о том, что перестрелки и напряжение в зоне конфликта инициирует азербайджанская сторона, которая наращивает военную мощь на линии соприкосновения войск. Азербайджанская армия во время боев 2 – 5 апреля применила тактику блицкриг, нацеленную на продвижение вперед, захват постов противника и укрепление на занятой территории, пишет автор.

Крайне преувеличены в статье цифры касательно боевых потерь азербайджанской и армянской сторон за четыре дня боев. Отмечается, что азербайджанская сторона потеряла порядка 400 – 500 военных убитыми, тогда как армянская сторона – порядка 50.  Вызывает удивление, что анализ, который по задумке проекта, вероятно, должен был отразить беспристрастный взгляд на события начала апреля, был написан автором-армянином, излагающим исключительно армянскую версию событий и причин конфликта.

THE CONVERSATION: Каким видится будущее Нагорного Карабаха его народу?

Издание The Conversation приводит т.н. опрос «общественного мнения из Нагорного Карабаха», проведенный исследователем Кристин Мэри Бакк (Kristin Marie Bakke) в 2013 году при финансировании ESRC (Совета по экономическим и социальным исследованиям) в Великобритании.

Как отмечает издание, где результаты опросы опубликованы 20 апреля, это последнее академическое социальное исследование, проведенное в регионе.

Отметим, что респонденты в опросе называются «народом Нагорного Карабаха». Сегодня ими, по мнению авторов, являются исключительно армяне. Мнение азербайджанцев, живших в Карабахе до оккупации, в результатах опроса не учитывается.

Итак, из 100 респондентов только 56% выразили доверие способности России, США и Франции предложить хороший вариант разрешения конфликта. Они твердо уверены, Армения искренне заинтересована в мирном урегулировании, но не уверены, что этого хочет Азербайджан. Также подавляющее большинство считает, что Нагорный Карабах, который не представлен в переговорном формате, должен участвовать в принятии итогового решения.

Около 63% респондентов справедливо обеспокоены возможностью возобновления конфликта, отмечает The Conversation. На вопрос о том, кто в случае военных действий, сможет обеспечить людям наиболее эффективную защиту, 46% респондентов выбрали «армию Нагорного Карабаха, 30% - армию Армении, и 12% - российскую армию».

Население сепаратистского региона имеет очень экспансивное определение территории Нагорного Карабаха, и многие не готовы идти на какие-либо территориальные уступки.

Как отмечает издание, это означает, что необходимо больше усилий, «чтобы подготовить общественность к возвращению территорий в качестве основы для работоспособного урегулирования, так же, как в Азербайджане необходимо подготовить людей к болезненным уступкам по политическому статусу Нагорного Карабаха».

На вопрос о том, какой статус Нагорного Карабаха был бы предпочтительнее, более половины респондентов отметили, что хотели бы объединения Арменией, 38% желают независимости. И лишь очень немногие выступают за «промежуточный» статус и референдум, с тем, чтобы решить окончательный статус этой территории позже. Также незначительно число и тех, кто доволен существующим статусом. Впрочем, данные результаты не удивляют, поскольку на вопросы отвечали исключительно армяне, а мнение исконных карабахцев–азербайджанцев попросту проигнорировано.

1news.az

Читайте по теме:

Апрель-2016: О чем говорят итоги боев на линии фронта в Нагорном Карабахе?

7 000

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены