1news.az

Лавров посылает месседж Пашиняну: Ты не вечен!

6 Октября, 2019 в 13:38 ~ 16 минут на чтение 14156
Лавров посылает месседж Пашиняну: Ты не вечен!

Последнее заявление главы МИД России Сергея Лаврова по вопросу карабахского урегулирования прозвучало достаточно неожиданно, вызвав раздумья относительно того, кому и какие месседжи посылает Москва, и что бы это значило.

Так, с одной стороны, в цитатах Лаврова вроде имеет место достаточно ясный и четкий посыл в сторону Армении касательно неадекватных заявлений ее премьера, с другой - заверения в том, что Россия сделает все возможное, чтобы не произошло «возобновления каких-то крупных действий».

Возможно, и поэтому тоже заявление главы МИД России на XVI ежегодном заседании международного дискуссионного клуба «Валдай», воспринимается несколько неоднозначно, особенно, если учесть, что исходит эта позиция от одного из международных посредников процесса карабахского урегулирования.

Читайте по теме:

Лавров о том, как заявления Пашиняна тормозят переговорный процесс

Итак, основной тезис Лаврова, понимаемый однозначно и действительно отражающий реалии в этом вопросе – это констатация сегодняшней ситуации: «Политический процесс заторможен, и пока с этого тормоза сняться не получается».

Этот факт глава российской дипломатии фактически  «привязывает» к заявлениям Никола Пашиняна, проводя очень интересную параллель.

Сергей Лавров: «Делают стороны заявления достаточно серьезные, в том числе звучали слова, что «Карабах - это Армения». Так же как из Тираны премьер-министр Албании заявлял, что Косово - это Албания. Это, конечно, не помогает создавать атмосферу для возобновления политического процесса».

Подобными сравнениями дипломаты, как известно, просто так «не разбрасываются», так что, если учесть позицию России по вопросу Косово – а она общеизвестна, можно сделать вывод, что бредовую позицию Пашиняна Москва зарубит на корню. Так что, данная цитата Лаврова – в пользу справедливой позиции Азербайджана. Хотя и здесь особого повода для эйфории нет – Лавров одергивает премьер-министра Армении за конкретное высказывание, но при уместности момента ни слова не говорит об оккупационной политике этой страны.

В заявлении главы российского МИД прозвучали также высказывания, согласиться с которыми крайне сложно. Речь идет о ситуации, сложившейся в последнее время ситуация на линии соприкосновения войск, которую Лавров охарактеризовал так: «достаточно спокойная, инцидентов мало и они не очень крупные».

Создается впечатление, что в Москве или не видят, или не хотят видеть грубые провокации армянской стороны, в том числе, убийство мирного жителя в Газахе.

Читайте по теме:

ВС Армении убили мирного жителя в Газахе

Минобороны: «Азербайджанский солдат заблудился и был убит вражеской стороной»

Но возможно, Москва пытается как-то сгладить ситуацию в стремлении не допустить военного сценария развития событий. С этим, вероятно, и связано заявление Лаврова о том, что Россия сделает все возможное, чтобы этого не произошло.

Но, опираясь на его же заявление о том, что «контакты есть, но диалог об урегулировании пока не возобновлен», а единственным виновником этого является несговорчивое новоармянское руководство, никто не может гарантировать, что этого не случится.

Мы попросили прокомментировать ситуацию главу Центра стратегических и международных исследований Эльдара Намазова.

- Расцениваете ли вы заявление Сергея Лаврова как позитивный сигнал для Азербайджана?

- Если помните, до заявления Сергея Лаврова с похожими заявлениями выступил и бывший сопредседатель от США в МГ ОБСЕ Мэтью Брайза, сказав, что бредовые заявления Пашиняна делают бессмысленными всякие переговоры. О чем вести переговоры, если одна сторона заявляет, что предмета переговоров уже не существует, и, цитирую: «Карабах является частью Армении».

То, что с подобными заявлениями начали выступать бывшие и нынешние дипломаты, представляющие сопредседателей Минской  группы ОБСЕ – США и Россию – это неслучайно.

Дело в том, что известное заявление Никола Пашиняна  является вызовом не только Азербайджану. Оно фактически является и вызовом всем странам-сопредседателям Минской группы. По сути, Пашинян заявил о том, что МГ ОБСЕ занимается абсолютно бессмысленным делом, а ее сопредседатели – Россия, США и Франция не понимают, что вопрос давным-давно решен и занимаются тем, что в простонародье называется «толочь воду в ступе».

Я уже тогда, когда Пашинян выступил с этим заявлением, предупреждал, что это выпад не только против Азербайджана и его должны отнести к себе также сопредседатели Минской группы. Так и произошло. Заявление Пашиняна во всем мире расценивается как следствие того, что он уже перешел определенные «красные линии».

Знаете, Армения имела возможности маневра внутри определенных рамок, заложенных в самом формате Минской группы ОБСЕ. Она могла тянуть время, могла имитировать переговоры, время от времени обещая какие-то прорывы -  все то, чем занимался и Роберт Кочарян, и Серж Саргсян.

Но Никол Пашинян вообще решил сломать весь формат Минской группы. Сперва он пытался добиться изменений в формате и обещал, что переговоры уже будут вести  сепаратистский режим и Азербайджан и что Армения здесь ни при чем. Но когда его популистские заявления вызвали жесткий отпор внутри Минской группы, и ему пришлось отступить назад, он предпринял вторую попытку – объявил, что «проблема давно решена и Нагорный Карабах является частью Армении».

Неслучайно Пашинян до сих пор уверяет, что он пока еще не вступал в официальные переговоры с азербайджанской стороной. В своих интервью он постоянно подчеркивает, что его мимолетные встречи «на ногах» с Ильхамом Алиевым не являются переговорами. И Пашинян же в своих интервью неоднократно говорил, что хочет понять вообще, что такое Минская группа, и что кроется за ее предложениями.

То есть, человек отмежевался от формата Минской группы сначала публично, в различных деталях и, в конце концов, объявил, что Минская группа вообще занимается бессмысленным делом, и карабахский вопрос давным-давно решен. И поэтому сопредседатели Минской группы восприняли это достаточно болезненно – и Россия, и США, и, я думаю, и Франция, потому что здесь речь идет уже не только об авторитете Азербайджана, но еще и об авторитете самих этих стран. 

Поэтому такое заявление Сергея Лаврова было вполне ожидаемым – Пашинян просто не оставил другого выбора для сопредседателей Минской группы, и по-другому реагировать на его последнее хулиганство просто невозможно.

Но для нас более важным является вопрос: а что дальше? Он возникает, когда Лавров после того как выразил мнение о высказываниях Пашиняна заявляет, что не видит перспектив возможности возобновления боевых действий. Но если, по мнению Лаврова, боевых действий не ожидается, а Пашинян заявляет, что «вопрос уже давно решен и Нагорный Карабах – это часть Армении», то какой же выход из этой ситуации?

Анализируя фактическое состояние сегодняшних армяно-российских отношений, я думаю, что Лавров не договаривает и, видимо, «между строк» [его заявления] следует понимать, что Пашинян на этой должности не вечен. А ситуация может измениться с уходом Пашиняна из власти, о чем почти каждый день в армянских СМИ выступают различные близкие к Москве силы, и которые требуют отставки Пашиняна и угрожают, что скоро сметут эту власть. Видимо, «подстрочно» Москва на это и намекает.

Но дело в том, что Азербайджан такой подход, мягко говоря, не совсем устраивает. Потому что нам неважно, кто у власти в Армении, для нас неважна его фамилия, для нас принципиальным является вопрос освобождения оккупированных территорий и восстановление нашего суверенитета над ними. И поэтому я думаю, что в этой ситуации с азербайджанской стороны должна быть проявлена принципиальность, и мы должны уже на двухсторонней основе провести серьезные переговоры и с Россией, и с Соединенными Штатами, и с другими партнерами о том, что Азербайджан вынужден будет воспользоваться своим правом на самооборону, правом, отраженном в Уставе ООН.

- Так может, поэтому Лавров и говорит, что Россия сделает все возможное для того чтобы не произошло возобновления «каких-то крупных действий»?

- Вы абсолютно правильно уловили этот момент. Дело в том, что когда Пашинян пришел к власти, он публично - в своем интервью, если не ошибаюсь, радиостанции «Эхо Москвы» - сразу стал возлагать ответственность за возможные военные действия в будущем на Москву.

Его тезис был очень простой - Москва имеет все рычаги влияния на Азербайджан и она не должна допустить возобновления военных действий, если же военные действия будут возобновлены, то значит, этого захотела Москва.

Такими заявлениями Пашинян с самого начала стал шантажировать Москву, фактически превращая Россию в соучастника оккупации азербайджанских территорий, и угрожая Москве - что в случае возобновления военных действий и в случае поражения Армении он, Пашинян сделает все возможное для того, чтобы виноватой в этом выглядела Россия и, соответственно, как это читалось «между строк», Армения тогда сделает разворот на Запад.

Я думаю, что последние, выходящие за все красные линии заявления Пашиняна, могут быть связаны с тем, что он уже получил определенные гарантии Москвы на то, что она сделает все возможное, чтобы не допустить возобновления военных действий.

А если Москва дала такие гарантии Пашиняну, то сейчас она просто на Пашиняна обижается, пожиная плоды своей ошибочной политики - нельзя давать гарантии  безопасности стране, которая оккупирует территорию соседнего государства. Тем более, что Россия утверждает, что хочет иметь с Азербайджаном дружественные, стратегические отношения. Как же эти отношения могут быть дружественными и стратегическими, если Москва будет выступать в качестве военного гаранта Армении, которая оккупирует наши территории?

Но если Пашинян неправильно понял месседж Москвы и занимается самоуправством, тогда Россия не должна выступать с заявлениями, что сделает все, чтобы не было возобновления военных действий.

Потому что во-первых, это право Азербайджана – освободить оккупированные территории на основе Устава ООН. А во-вторых, такая позиция в Ереване воспринимается как карт-бланш на еще более жесткие заявления и, фактически, на срыв переговорного процесса.

Поэтому я и говорю о том, что в нынешний момент нам надо не вести переговоры с армянской стороной в формате Минской группы, а больше внимания уделять переговорам на двусторонней основе с Москвой, Вашингтоном с тем, чтобы добиться понимания в этих вопросах – если Армения срывает переговоры, то Азербайджану не остается ничего другого, как использовать свое право на самооборону, закрепленное в Уставе ООН.

Поэтому многие наши эксперты и выступали против встречи Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна в США, подчеркивая, что это всему миру даст неправильный месседж о том, что, несмотря на заявления Пашиняна, переговорный процесс может продолжаться и дальше как ни в чем ни бывало. Это неправильный месседж, и поэтому и я сам, и многие другие призывали министра иностранных дел Азербайджана пропустить этот раунд переговоров и потребовать от сопредседателей внятного ответа на известные заявления Пашиняна.

Поэтому мне кажется, что сейчас именно наша дипломатия должна сосредоточить свои усилия уже не на переговорах с Арменией, а на переговорах с Москвой, Вашингтоном и другими нашими партнерами - о том, что такая ситуация не может продолжаться и дальше, и что Азербайджан может и должен использовать свое право на самооборону.

- Параллель с вопросом Косово, которую провел Лавров – как вы думаете, является ли он ясным месседжем Еревану по вопросу сепаратистского режима?

- В дипломатических выступлениях ничего не бывает случайным, тем более - от такого многоопытного дипломата, как Сергей Лавров. Эта аналогия тщательно выверена, и она несет в себе несколько важных меседжей, в том числе, и тот, о котором вы говорите – то, что неприемлемо для Москвы в вопросе отделения Косово, то же неприемлемо для нее и в отношении Нагорного Карабаха.

Это ясная позиция – никто в мире не признает независимость Нагорного Карабаха и, тем более, не признает его присоединения к Армении.

Но Азербайджан настораживает только одно –  что дальше? Если дальше то, на что долгое время делали упор международные посредники, то есть, замораживание нынешней ситуации, то это неприемлемо для Азербайджана.

Да, Азербайджан мог бы заморозить определенные вопросы, отложить их решение на будущее. Например, Азербайджан предлагает оставить на будущее вопрос статуса Нагорного Карабаха, а сейчас решать вопросы, касающиеся жизни людей – нужно освобождать, провести реабилитацию оккупированных территорий за пределами Нагорного Карабаха, нужно возвращать вынужденных переселенцев на родные земли,  чтобы люди могли вернуться к мирной жизни…

То есть, в Азербайджане дают очень четкий ответ на вопрос, что в этой ситуации можно сделать сейчас, а какие труднорешаемые вопросы - оставить на обсуждение в будущем.

Но позиция сопредседателей Минской группы и Армении сводилась к тому, что и вопрос оккупированных территорий, и вопрос беженцев – все должно быть заморожено. А это невозможно. Азербайджан не может продолжать терпеть оккупацию своих земель и невозможность возвращения беженцев на исконные земли.

Поэтому я думаю, именно в этом вопросе нам нужны серьезные переговоры и с Москвой, и с Вашингтоном. Проблема большая, серьезная, и есть элементы, которые трудно сейчас согласовать, но есть и вопросы, которые ни в коем случае нельзя замораживать на долгие годы.

И если Армения путем дипломатических переговоров не идет на компромисс, то Азербайджан будет вынужден, как я уже говорил, применить право на самооборону и решить эти вопросы своими силами. Думаю, именно на этом сейчас и нужно сосредоточиться нашей дипломатии.

Ждать чего-то от переговоров с министром иностранных дел Армении  – абсолютно бессмысленно, более того, это косвенно льет воду на мельницу армянской стороны – они используют эти бесплодные неэффективные переговоры, как дипломатическое прикрытие  - мол, процесс идет, переговоры ведутся, и все мы находимся в едином цивилизованном поле.

А на самом деле это не так – позиция Армении направлена на срыв переговоров. Она не дает возможности мирного урегулирования конфликта, и наше неучастие в подобных бессмысленных переговорах лишний раз подчеркнуло бы это, продемонстрировало бы всем миру истинную позицию армянской стороны.

- Как вы считаете, сейчас, когда звучат достаточно ясные заявления со стороны России и США, когда Франция один за другим аннулирует незаконные соглашения с сепаратистским режимом, не настало ли благоприятное время для того чтобы Азербайджан предпринял еще более решительные шаги?

- Я к этому и веду. Вы знаете, в дипломатии есть такое понятие - «окно возможности». Оно широко используется в международных отношениях. И я думаю, сейчас это «окно возможности» достаточно четко видно для Азербайджана. Но через некоторое время оно может и закрыться - могут произойти какие-то события, которые исключат те шансы, которые у нас сейчас есть. Поэтому вот этот период, когда открывается «окно возможности» - его упускать никак нельзя. Потому что в дальнейшем, быть может, опять придется ждать достаточно долгое время, чтобы оно открылось.

Надо добиваться своих целей. Я понимаю, возможно, предстоит не очень комфортная работа нашей дипломатии. Понимаю, что не обойдется милым чаепитием или кофепитием, и совместным фотографированием. Понимаю, что придется говорить не очень приятные вещи нашим партнерам и убеждать их в том, что они должны откорректировать свою позицию.

Но по-другому территории не возвращаются. По-другому никакая сторона не достигает своей цели. Надо знать, когда проявлять жесткость и быть принципиальным до конца, а когда можно проявить уступчивость и пойти на компромисс.

В условиях войны, в условиях, когда наши территории оккупированы, дипломаты являются такими же солдатами, которые должны в этой войне участвовать и выполнять свою часть работы, и тут уже милым теплым общением и красивыми фотографиями не обойтись. Надо, засучив рукава, добиваться того, чтобы наша позиция была правильно воспринята и поддержана мировым сообществом.

Ф.Багирова

14 156

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Точка зрения

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2019 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены