1news.az

Burning Man на восточный мотив: как дизайнер из Баку уехала в США и создала коллекцию для самого безумного фестиваля Земли – ФОТО

29 Мая, 2017 в 14:33 ~ 8 минут на чтение 8721
Burning Man на восточный мотив: как дизайнер из Баку уехала в США и создала коллекцию для самого безумного фестиваля Земли – ФОТО

На окраине западной цивилизации она пытается открыть людям красоту Востока. Это ее мечта, ее миссия, ее страсть. У нее нет помощников и инвесторов, зато есть преданность своей мечте.

Ее зовут Арзу Гусейнова, и недавно она рассказала в интервью «Сноб» о своей последней коллекции одежды, представленной на фестивале в Лос-Анджелесе.

«Коллекция называется "Мираж". Мы встретились с друзьями-бернерами – это чуваки, которые ежегодно ездят на фестиваль 'Burning Man'. Это совершенно одержимые люди, они готовятся к нему целый год и для них это событие – венец года.

Они заразили меня своим вайбом – я пришла и начала гуглить, часами рассматривать их костюмы. И увидела, что да, есть очень много шикарных костюмов – от фриковатых до изысканных. Очень много костюмов в стиле хиппи, индейцев, и т. д – это классика Burning Man. Там было несколько легких восточных намеков, но тот восток, который я бы хотела воплотить – в плане цветов, выражения нежности, женственности – этого не было нигде.

И тогда я просто начала рисовать – без задней мысли, даже не зная еще, что буду что-то шить.  Вроде как "просто побаловаться". Ну и "дорисовалась".  У меня получилось около 20 скетчей.  В итоге я отказалась в тканевом магазине, куда меня вообще-то нельзя пускать – вон в последний раз я зашла просто "посмотреть" и вышла с сорока метрами ткани», - смеется Арзу.

В течение двух месяцев она отшила 9 нарядов и 2 меховые накидки, которые были вдохновлены кавказской буркой. Среди фотографий коллекции даже есть одна, где на голое тело модели надета кавказская бурка, хотя знала, что на Кавказе за это поднимется шум…

Вообще, по словам А.Гусейновой, она далеко не декоративную функцию имеет – в пустыне ночью температура опускается до очень низких отметок, поэтому костюмы для Burning Man идут в дневных и ночных вариантах. А для проведения фотосессии они поехали в знаменитый  Desert X – пространство, где каждый год проводят инсталляции в пустыне, там еще проходит фестиваль Coachella Valley. Это был невероятный опыт.

«Я как-то разговаривала со своей мамой и пожаловалась, что, мол, вдохновение никак не приходит. На что она, проработавшая всю жизнь в ателье, сказала мне: "Если бы я сидела и ждала, пока ко мне придет вдохновение,  я бы ни одной вещи в жизни не сшила". Мама у меня очень мудрая женщина.

А что касается того, как приходят идеи… Иногда ты лежишь ночью и внезапно представляешь эту вещь. Как она должна двигаться. Ты видишь это, ты уже знаешь, какой материал это должен быть, какой пластикой и текстурой он должен обладать. Я не очень большой визуал, поэтому прежде всего ощущаю это тактильно, даже когда это идея только в моей голове», - говорит Арзу.

Недавно девушка ездила в Гранд Каньон и ей в палатке приснились образы, которые она превратила в эскизы в своем скетчбуке, зарисовывая их в густой темноте каньона, признаваясь, что одержима – в хорошем смысле этого слова.

«Да, на меня очень часто внезапно нападает желание поработать. Даже когда я смертельно устала, я не могу позволить себе упустить идею.  Достаешь фонарик и начинаешь мучиться. Но самое смешное, что когда ты смотришь на это утром, часто оказывается, что это такая бредятина…

Я с самого детства одевалась довольно экстравагантно  - просто сейчас это стало моим фирменным стилем. К примеру, однажды у нас был школьный праздник. Я пришла в образе Жади из сериала «Клон» – в комбинезоне и намотанном на голову платке. Все дети закричали "О, Жади идет!" Отбоя в тот вечер от мальчиков не было, но я с ними не танцевала. Была хорошая азербайджанская девочка», – иронизирует дизайнерша.

А.Гусейнова признается, очень часто бывает так, что ты думаешь, что это твоя идея, но потом смотришь и понимаешь: "Да нет, Арзу, это не твоя идея, это Диор".

В наше время удержаться от вторичности это, конечно же, сверхзадача. В свое время, когда она сказала, что хочет инкорпорировать восточные мотивы в одежду, люди говорили "Так ведь есть уже Etro". По словам Арзу, она, безусловно, обожает этот бренд, но при всех его "огурцах" это все-таки европейский по духу бренд, созданный европейскими дизайнерами.

«Когда я впервые полюбила - по-настоящему, надолго – я просто встретила его и я уже знала, что люблю его. На первом свидании мое сердце билось на пределе, бабочки в животе, вот это все. Я знала, что он особенный. Это была история, полная страсти, но тогда моей любви не хватало зрелости и ей не суждено было продлиться долго. "Хэппи энда" не последовало.

С моей одеждой не так. Когда я шила коллекцию для Burning Man, не было любви, бабочек, я просто последовательно выполняла свою работу, шаг за шагом. Но вот в один день пришла моя подруга Саша, и мы сняли эти наряды на ней. И я влюбилась. С того момента я люблю эти вещи. Когда на съемочной площадке я видела, как модели вытанцовывают в них, я любила их», - вспоминает А.Гусейнова.

Ощущение своей миссии по «привнесению частички востока» на запад появилось еще когда они с родителями уехали из Баку в Россию в 1997 году.  Вплоть до 2010 года она не могла приехать в Баку и жутко по нему тосковала. Ее спасали аудиокассеты, которые привозили  в основном из Турции, и они с братом все детство слушали турецкие и азербайджанские песни, которые им попались. Причем когда Арзу приехала в Баку и люди видели, какие песни у нее в телефоне, они смеялись – говорили "Слушай,  ну тебе еще только красные мокасины надеть осталось".  Она спрашивала: "Ну, хорошо, а что вы сами тут слушаете?" Они говорили:  "Рианна, например, крутая".

Также Арзу занималась восточными танцами. Музыка, цвета, фильмы – любое прикосновение к этой культуре волновало ее.  И в Лос-Анджелесе это чувство просто достигло своего логического завершения. К сожалению, по словам девушки, из-за политической конъюнктуры люди больше опасаются востока, нежели интересуются им. Видят в нем не таинственность и красоту, а "Аллах акбар".

«У нас был черно-белый телевизор на ножках, но мы не особо интересовались тем, что там передавали. Точнее, мы не особо это слышали – у мамы была швейная машинка с педалькой, и за ее громким звуком телевизора  просто не было слышно. И слава Богу.

Меня с раннего детства больше завораживали эти ткани, с которыми работала мама, нежели происходящее вокруг.  У нас дома висели ковры, и перед сном мама пела мне колыбельные. И главное воспоминание из детства у меня – это как мама поет колыбельную, а ты водишь пальцем по ковру, изучая каждую деталь его узора.

А вообще было несладко, если возвращаться к реальности. У нас отключили газ, свет. Мама поставила во дворе печь, большой самовар и готовила на всех большой казан супа. На его запах сбегалась вся округа. Папа уезжал на заработки, а мы втроем забирались под одеяло, и мама говорила "давайте дышать, чтобы согреться"», - вспоминает Арзу.

Что касается планов на ближайшую пятилетку, А.Гусейнова очень хочет обзавестись студией в Даунтауне (Downtown LA), где будет свое производство, пошив, вязание. Также она планирует поставлять шелк из Шеки (Азербайджан), хотя это достаточно трудная задача. В первую очередь она хочет заявить о себе как о дизайнере из Азербайджана – это принципиальный момент. Впрочем, когда ты смотришь на ее одежду, это видно. Это ДНК ее бренда.

«Что для меня образ восточной девушки? Гордая. Мудрая. Чистая. Сильная. Мать. И еще, пожалуй, страстная», - говорит А.Гусейнова.

Стоит лишь вспомнить, что Arzu переводится как "мечта".

Фотографы: Сана Нодельман, Александра Федотова, Полина Кратова.

Видеоблог

Facebook

Читайте также:

Главред журнала «Hipster»: «Я очень хочу, чтобы вновь стало модным читать, заниматься спортом… жить, а не проводить все время в соцсетях»

8 721

просмотров
ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ
ДРУГИЕ НОВОСТИ ИЗ КАТЕГОРИИ Культура

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ

вверх
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна

© Copyright 2007-2020 Информационное Агентство "The First News",
Все права защищены